1. Проблема соотношения философии и науки. Предмет философии науки


Скачать 149.98 Kb.
Название1. Проблема соотношения философии и науки. Предмет философии науки
Дата05.05.2013
Размер149.98 Kb.
ТипДокументы
1. Проблема соотношения философии и науки. Предмет философии науки.

Предмет – установление особенностей, специфика научно-познавательной деятельности, раскрытие сущностной природы научного знания, изучение, установление общих закономерностей научного познания в его историческом развитии. Но с ростом НТП и обнажением его негативных, разрушительных последствий приходится расширить исследовательское поле и включить проблемы касающиеся нравственных, моральных и этических аспектов научно-познавательской деятельности и место науки как в системе современной культуры, так и в структурной организации современного общества. В центре внимания современной философии науки оказались все 3 аспекта бытия науки, а именно: наука как познавательная деятельность, наука как отдельный социальный институт и наука как особая сфера культуры.

Теперь остановимся на взаимоотношении науки и философии. Следует отметить, что отношение между наукой и философией носило принципиально иной характер по сравнению с отношением между наукой и религией. Дело в том, что многие науки и особенно естественные, такие, как физика, астрономия, биология, в своем зародышевом состоянии, т.е. в виде спорадического знания, сперва появились в лоне философии и лишь развившись и достигнув, так сказать, зрелого состояния, отпочковались от нее. Именно поэтому отношения между философией и зарождающейся наукой были не просто доверительными, но и носили, в известном смысле, генетический характер, т.е. были, образно говоря, по-матерински теплыми. Данное обстоятельство явилось, по-видимому, одной из причин господствующего вплоть до середины прошлого столетия понимания философии как "матери" или "царицы" ("королевы") наук. Однако, подобное понимание взаимоотношения философии и науки фактически также низводит науку до жалкого состояния опекаемого, в результате чего эта последняя также теряет свою самостоятельность и независимость. И не исключено, что именно данная попытка удушить науку в объятиях философии и вынудила одного из самых великих умов человечества - Исаака Ньютона (1634-1727 гг.) бросить свой знаменитый клич: "Физика, берегись метафизики" (под метафизикой он имел в виду философию).

Господствующий в античной и классической философии взгляд на отношение между наукой и философией, согласно которому эта последняя была поставлена над наукой в качестве ее высшей и строгой повелительницы, был к середине прошлого века подвергнут, правда, с разных позиций, серьезной критике и принципиально пересмотрен, как в марксистской философии, так и в позитивизме.

В марксистской философии сложилась традиция подходить к проблеме соотношения науки и философии и решить ее с позиции диалектики всеобщего, общего и частного. Согласно этой традиции философия имеет своим предметом всеобщую связь явлений действительности, т.е. те всеобщие закономерности, которые действуют и обнаруживают себя во всех областях или фрагментах реальности. Между тем, наука имеет дело только с частными или, в лучшем случае, с общими закономерностями, которые действуют и проявляют себя либо в отдельной области действительности, либо же только в некоторых из ее фрагментов. В силу этого философия, согласно марксистской точке зрения, может выполнять и выполняет, на самом деле, по отношению к науке лишь общую методологическую функцию. Она объявляется общей методологией научного познания. Однако, будучи общей методологией науки, философия, в свою очередь, испытывает определенное активное воздействие со стороны науки. Так она, например, не может уточнить свои понятия и представления и развиваться дальше иначе, как путем обобщения важнейших данных и достижений если не всех наук, то по крайней мере, многих из них.

Следовательно, философия и наука как важнейшие сферы или области единого человеческого познания находятся между собой, согласно марксистской философской концепции, в диалектическом взаимодействии, в отношении активного взаимовлияния.

Что же касается позитивизма, то он подвергает модель "Философия - царица наук" критике и пересмотру, исходя из совсем иных принципиальных соображений. Основоположник позитивизма - французский философ и социолог Огюст Конт (1798-1857 гг.) полагает, что спекулятивная, т.е. умозрительная философия (или, как он ее обозначает - метафизика) в принципе невозможна в силу ее "неэмпиричности". Дело в том, что наука, согласно его мнению, может выполнять только описательную функцию. Она имеет дело не с сущностями (ибо они непознаваемые), а только с явлениями. Именно поэтому Конт считает научными лишь те знания, которые либо непосредственно "выводимы из опыта", либо же сводимы (хотя бы в конечном счете) к элементам чувственного опыта - к ощущениям. Что же касается метафизических (т.е. философских) проблем и представлений, то они, в силу их "неэмпиричности", не могут быть никаким образом оценены нами. Поэтому Конт и объявляет их бессмысленными. Так, позитивизмом отвергается по существу само право метафизики (или философии в традиционном ее понимании) на существование в качестве особого раздела человеческого знания. Попытки реабилитации философии в качестве составной части этого знания, предпринятые так называемым третьим позитивизмом (т.е. неопозитивизмом), закончились предельными сужением и обеднением предмета философии как по объему, так и по содержанию. Так философия, согласно логическим позитивистам (М.Шлику (1882-1936 гг.), Рудольфу Карнапу (1891-1970 гг.) и другим) своим предметом может и должна иметь только исследование логико-гносеологической структуры знания. В отличие от логических позивистов сторонники аналитической философии (Бертран Рассел (1871-1970 гг.), Людвиг Витгенштейн (1889-1951 гг.)) определили предмет философии как критику языка.

Постпозитивистская традиция (Карл Поппер (1902-1994 гг.), Имре Лакатос (1922-1974 гг.) и другие), хотя и не отвергает, по примеру позитивистской традиции, метафизику (философию), тем не менее, подчеркивает лишь предположительный характер метафизического (как, впрочем, и всякого другого, в том числе, и научного) знания. Поэтому она в полном согласии с попперианской концепцией "критической рациональности" требует, чтобы философия была открытой для рациональной критики.

До сих пор мы останавливались лишь на взгляде философов на проблему соотношения науки и философии. Теперь вкратце охарактеризуем взгляд самих ученых на данную проблему.

Следует заметить, что некоторые современные ученые остались верны ньютоновскому кличу: "Физика, берегись метафизики". При этом они, в отличие от И.Ньютона, более или менее отчетливо исходят из позитивистских установок.

Однако среди современных естествоиспытателей мы находим немало великих фигур, которые в достаточно категоричной форме отвергли подобный подход. И, чтобы не оказаться голословными, приведем здесь высказывания двух великих физиков современности - Альберта Эйнштейна (1879-1955 гг.) и Макса Борна (1882-1970 гг.).

"Без веры в то, - писал А.Эйнштейн, - что возможно охватить реальность нашими теоретическими построениями, без веры во внутреннюю гармонию нашего мира не могло быть никакой науки. Эта вера и всегда останется основным мотивом всякого научного творчества". "В наше время, - писал он в другом месте, - физик вынужден заниматься философскими проблемами в гораздо большей степени, чем это приходилось делать физикам предыдущих поколений. К этому физиков принуждают трудности их собственной науки". И далее читаем у него же, что "наука без теории познания (насколько это вообще мыслимо) становится примитивной и путаной".

А Макс Борн заявил не менее отчетливо и категорично, что "физика, свободная от метафизических гипотез, невозможна". Далее он отмечал: "Никакими хитростями не удается избежать вопроса о существовании объективного, независимого от наблюдателя мира, мира "по ту сторону" явлений". Поэтому Макс Борн считал, что физика не может обойтись без философии, предметом которой является, по его мнению, "исследование общих черт структуры мира и наших методов проникновения в эту структуру".

Методологическая функция, которую философия выполняет по отношению к науке, получает свое яркое выражение и прямое олицетворение в особом разделе философского знания, за которым, начиная со второй половины нашего столетия, закрепилось название "Философия и методология науки". И вообще говоря, методология научного познания составляет собой основное ядро философии науки. Она - суть такой раздел философского знания, который занимается, прежде всего, обоснованием научного знания. Ее задачей является также раскрытие принципов этого знания и методов его получения. Другими словами, методология - есть учение об основаниях, методах и принципах научной деятельности. Метод (греч.methodos - дословно означает путь к чему-нибудь), как центральное понятие методологии, обозначает способ достижения поставленной цели или решения соответствующей задачи. Поэтому можно определить научный метод как путь или способ исследования, обеспечивающий и гарантирующий получение научного знания.

2. Позитивистская концепция философии науки

На начальном этапе развтия философия науки развивалась под знаком позитивизма, который придал ей односторонняя когнитивно-методологическая направленность.

Основоположники: Огюст Конт, Герберт Спенсер, Джонс Стюарт, и др.

Все они пытались в своих работах решить нормативно-критическую задачу, включающую в себя следующие вопросы: демаркация науки, т.е. точное определение границ, разделяющих ее от других сфер человеческого знания, главным образом от философии; редукция различных научно-теоретических конструкций к единому началу, называемому ими эмпирическим основанием или непосредственным наблюдаемым, очищение наук от чуждых ей представлений и установок.

Эта масштабная задача получила свое более точное решение с позитивистских позиций в т.н. махизме (Зарождает 2й исторический этап развития позитивизма – 2й позитивизм).

Особенно масштабно указанная задача решается в неопозитивизме (на 3м этапе развития позитивизма). Позитивистская концепция философии науки получила наиболее полное выражение и развитие в работах неопозитивистов. Именно в работах этих философов были более конкретно поставлены и решены в позитивистском духе большинство вопросов, которая ставит философия науки. Сам термин философии науки имеет отношение к творчеству неопозитивистов, появляется в 20х годах.

Логический позитивизм формировался в ходе дискуссий, проходивших в т.н. «Венском кружке». Это группа философов-единомышленников, объединившихся в 1922 г.: Шлик, Карнап, Мейрат, Фейгль, Вайсман, Хауфман др.Также с ними сотрудничали представители берлинской группы философов – общество эмпирической философии.

Логический позитивизм ограничивает предмет философии науки лишь анализом языка науки. Единственная задача философии заключается в анализе того языка, который применяет наука. При этом в качестве инструментария – мат. логика. Философия науки с точки зрения лог. позитивизма должна на базе мат.логики анализировать язык наук и выработать самый идеальный с научной точки зрения язык. Откуда такое большее внимание к искусствен языку. Потому что позитивисты считали, что философские проблемы возникают в основном из-за неправильного употребления языка. С позиций лог. позитивизма подлинная научная философия возможна лишь как лог. анализ языка науки, благодаря которому с одной стороны устраняются все следы метафизики, а с другой обеспечивается сводимость научных понятий, положений, утверждений, теорий к непосредственно данному, т.е. к эмпирически проверяемому содержанию.

Позднее чувствуя ограниченность, ущербность своей установки о непосредственно данном позитивисты подкорректировали свою позицию принятием концепции физикализма (Карнап, Мейрат). Согласно концепции – истинность любого положения, научность любого утверждения ставится в прямую зависимость от возможности его перевода на физикалии (т.е. на язык физики). Т.е. всякое высказывание лишается научного смысла, теряет научный статус, если не поддается физикализации, т.е. переводу на язык физики.

Данное представление полностью разделяет логический эмпиризм (2я разновидность неопозитивизма). С точки зрения представителей логического эмпиризма на место языка субъективного переживания необходимо поставить язык, выражающий чувственно воспринимаемые физические вещи, превращая именно его в эмпирический язык науки. Это значит что редукционизм не исчезает из поля зрения философии лог.эмпиризма, а утверждается в новой форме, только виоизменяется. Вместо производимой лог.позитивизмом редукции или сведением знания к непосредственно данному, т.е. чувственному восприятию, к ощущениям, лог. эмпиризм производит редукция знания к вечному?? языку, языку который обозначает не отдельные ощущения человека, а отдельно физически реально существующие вещи. Однако лог.эмпиризм также несостоятелен, как и лог.позитвизм. Все попытки создать единый, универсвльный язык науки и перевести на него все существующее научное знание оказались безуспешными. Т.е. порочной вообще в позитивизме является сама основополагающая идея, согласно которой философские проблемы являются результатом неправильного употребления языка. И даже отказ Карнапа и Мейрата от идей узкого эмпиризма через разработанную ими же теорию когеренции, согласно которой истину следует признавать лишь в том, что можно вписать в некую внутренне согласованную систему не нарушая ее непротиворечивость. Это не смогло спасти неопозитивизм от краха. В конечном итоге трансформируется в постпозитивизм.

3. Неорационалистская концепция философии науки

Это альтернативное течение позитивизму, сформировалось в первой половине 20го столетия. Формировалось во Франции и Швейцарии. Основные представители – Башляр, Гонсет, Мейерсон; Яхель и некоторые представители структурализма.

К неорационализму имеют отношения некоторые междисциплинарные методологические установки как, например, общая теория систем и т.п. Организующее начало – основанный в 1930 г. и существующий по ныне «Союз рационалистов». НР выступал за формирование нового типа научной рациональности, научного разума путем обобщения данных современного естествознания вообще и в особенности физики. Физика с ее фундаментальными законами и принципами должна по их мнению стать образцом, эталоном, критерием реорганизации не только всех остальных наук но и самой философии, которая только благодаря подобной реорганизации своего содержания может наконец избавиться от своих метафизических умозрительных представлений и рационалистических предрассудков. Объявляя себя наследником в эпоху Просвещения, с ее абсолютной верой в силу человеческого разума и идеи бесконечного прогресса, неорационализм в тоже самое время отвергает тот классический тип рациональности, который исходил из априорных (изначально постулируемых) предпосылок при основании научного знания, вместе с тем он отвергает и позитивисткий узко эмпирический подход к обоснованию научного знания. С методологической позиции признается, наоборот, зависимость самих эмпирических знаний от наших теоретических конструкций. Если позитивисты пытались вывести весь каркас научного теоретического знания непосредственно из опыта, то с точки зрения неорационалистов сами научные факты, сами данные опыта нуждаются в теоретической интерпретации. Научный факт, данные наблюдения, эксперимента, измерения могут приобрести научный статус лишь в том случае, если они получают обобщение, объяснение на основе какой-либо научной теории. Это не означает, однако, что НР исключал из поля своего зрения обоснование теоретического знания или проблему теоретического знания, а наоборот, он просто смещал акценты, изменил приоритеты, считая что исходным пунктом в структуре научного знания должна быть теория, а не единичный эмпирический факт. Он тем самым как бы пытался построить эмпирический уровень научного знания на фундаменте, на базе теоретического уровня. Решая вопросы теоретического уровня научного знания неорационализм признавал зависимость различных типов рациональности не от каких-то априорных допущений или основоположений, а от социокультурных условий, придавал зависимость типа рациональности от уровня и темпов НТП. Разум согласно неорационализму не противоречит динамике, изменению самой действительности и не исключает роль творческой интуиции в познании. Он впитает в себя обобщенный опыт не только познавательной деятельности, но и художественного воображения, творческих эволюций и т.д. Следовательно, с точки зрения неорационализма играет большую роль в познании не только мощь познающего интеллекта, но и красота науки и те морально-этические принципы, которые лежат в основе познавательной разумной деятельности. Вместе с тем неорационализму присущ некий гиперконструктивизм, т.е. характерно преувеличение значимости творчески конструктивных аспектов познавательной деятельности.

В общефилософском плане, в обще теоретическом плане НР исходит из следующих 4х основоположений в качестве постулатов:

1. Онтологический постулат (ontos – бытие, сущее) – признание всеобщей детерминированности реальности (всеобщая причинность)

2. Гносеологический постулат (gnosis - знание) – состоит в признании умопостигаемости т.н. рационализованной реальности, т.е. реальности как продукта, процесса рационализации.

3. Методологический постулат – сводится к утверждению об универсальной значимости экспериментального метода. Данный постулат возводит в высший принцип философствования экспериментальный метод.

4. Исторический постулат – признание: 1) прогресса познания, 2) важнейшей роли рациональной деятельности в жизни общества, в процессе его функционирования и развития.

Исходя из последнего постулата можно сказать, что неорационализм помимо всего сказанного подвергает не просто сомнению, но и полному отрицанию и антиисторизм неопозитивистской концепции философии науки. Антиисторизм позитивистской концепции философии науки ровно как и ее узкий эмпиризм стали объектом острой принципиальной критики и в постпозитивизме.

4. Постпозитивисткий этап в развитии философии науки

Постпозитивизм не представляет из себя какого-то единого течения философской мысли, это скорее обозначение целого этапа в развитии философии науки. Наступление этапа связывают по времени с выходом в свет издания работы К.Поппера «Логика научного открытия» в 1959 г. и книги Т.Куна «Структура научных революций» в 1963 г.

Постпозитивистский период в развитии отличается широким разнообразием методологических конструкций, концепций, установок, которые вступали нередко в критические отношения друг к другу. Среди самых известных методологических концепций постпозитивизма следует выделить: фальсификационизм К. Поппера, Концепция научных революций Т. Куна, Концепции научно-исследовательских программ Э. Лакатоса, Концепция методологического плюрализма (анархизма) П. Фейерабенда, Концепция неявного знания М. Полани.

Однако несмотря на своеобразие отдельных методологических концепций постпозитивизма, множества различных точек зрения, можно выделить ряд особенностей, общих признаков, присущих постпозитивизму, как целостному этапу в развитии философии науки:

1. Акцент в исследованиях проблем смещается анализа структуры научного знания (позитивизм) на анализ процесса его роста, развития. Это не означает, что постпозитивисты полностью игнорируют вопросы структуры научного знания. Они просто признают, что эти вопросы являются второстепенными по сравнению с проблемой динамики научного знания. Поэтому, можно сказать, что в постпозитивистской философии науки разрабатывается именно динамическая модель научного знания в противоположность статической модели этого знания, разработанной логическим позитивизмом.

2. Во-вторых, исходя из сказанного становится понятным почему постпозитивизм отказывается от математической логики, используемой логическим позитивизмом в качестве главного инструментария анализа научного знания и формализации языка науки и непосредственно вместо этого обращается к истории науки, к истории становления и развития научного знания, как важнейшей предпосылки формирования самой философии науки, т.е. постпозитивизм при разработке своего видения и понимания феномена науки, свои разработки философии науки опирается главным образом на историю науки а не на лог анализ самого научного знания. Т.о. для постпозитивизма приоритетным является вопрос о соответствии своих конструкций реальному процессу функционирования и исторического изменения научного знания, а не вопрос о формально логической строгости этих конструкций.

3. В-третьих, постпозитивизм отказывается и от характерного для логического позитивизма резкого противопоставления эмпирического уровня научного знания его теоретическому уровню, противопоставления фактов теориям, логики обоснования логике открытия. Он предпочитает говорить о взаимопроникновении эмпирического и теоретического, о переходе их друг в друга, о теоретической нагруженности научных фактов, о том что открытие нового знания и его обоснование это отнюдь не разные взаимоисключающие друг друга процедуры, а скорее это единый процесс, поскольку формирование и изменение теоретического уровня, формирование новой научной теории и есть ее обоснование. Во всяком случае процесс ее формирования должен включать в себя как свой момент и ее обоснование.

4. В известной мере постпозитивизм отказывается и от разработанного позитивизмом принципа демаркации науки, демаркации научного знания, согласно которому следует провести строгую разграничительную лини между наукой и не наукой, между научным знанием и знанием вненаучным, между наукой и философией (метафизикой)

Известно, что логический позитивизм исходя из принципа верификации пытался доказать тезис о бессмысленности метафизических (философских) представлений и понятий. Постпозитивизм, отвергая по сути дела этот принцип пытается в свою очередь некоторым образом реабилитировать философию, отрицая позитивистское представление о существовании жесткой, непреодолимой границы между наукой и философией, постпозитивизм признает не только осмысленность философских понятий, положений, но и принципиальную их неустранимость и в том числе и из научного знания. Об этом свидетельствует тот факт, что Т. Кун, конкретизируя содержание вводимого им понятия парадигма, в своем учении о дисциплинарной матрице выделяет в качестве важнейшего элемента содержания понятия парадигмы т.н. концептуальные или метафизические модели. А у Фейерабенда отрицание идеи демаркационизма принимает крайнюю абстрактную форму, поскольку он в своем методологическом анархизме фактически стирает всякие различия между наукой, философией, мифологией и религией. Поэтому он выдвинул свой тезис: «Anything goes» - все пойдет, все годится. Любой прием, любая методологическая процедура, любой метод, где бы он не существовал имеет равное право на существование.

5. Постпозитивизм фактически отказывается и от позитивистской идеи кумулятивизма (cumulation – увеличение, накопление), согласно которой развитие научного знания происходит путем его непрерывного роста, путем его непрерывного постепенного накопления, путем добавления к сумеем существующих знаний новых знаний. Т.е. согласно кумулятивизму как принципу, никаких качественных сдвигов, никаких качественных скачков в процессе развития научного знания не происходит, кумулятивизм есть результат абсолютизации количественной стороны, количественного аспекта процесса развития. В противоположность данному представлению постпозитивисты полагают, что развитие научного знания происходит в виде т.н. научных революций, в ходе которых имеют место ломки старых теорий, фактов, методов, метафизических представлений и замена их новыми. Именно поэтому с позиций постпозитивизма развитие, рост и изменение научного знания не является однолинейным процессом, и он поэтому не имеет и не может иметь поступательный характер, в связи с чем многие постпозитвисты говорят не о развитии науки, а просто о его изменении (это движение во все стороны, как прогресс так и регресс).

Логические позитивисты были убеждены в том, что разрабатываемая ими философия науки сама есть наука, и поэтому в ней должна иметь место лишь одна общепризнанная методологическая концепция. В отличие от них, постпозитиввисты сформулировали мн-во методол установок, концепций, среди которых лишь одна в итоге должна быть правильно. Однако, как показала дискуссия между самими постпозитивисами дело обстояло не так, и философия науки далеко не является наукой, она не может быть по определению наукой, т.к. в ней не могут иметь общепризнанных решений, концепций. Философия науки непременно несет отпечаток философского плюрализма, именно так терпит крах последняя из установок позитивизма, но вместе с ее крахом приходит и конец позитивистского этапа в развитии философии науки.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Разместите кнопку на своём сайте:
cat.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©cat.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
cat.convdocs.org
Главная страница