О современных женах-мироносицах рассказывает игуменья Магдалина


Скачать 95.92 Kb.
НазваниеО современных женах-мироносицах рассказывает игуменья Магдалина
Дата06.12.2012
Размер95.92 Kb.
ТипРассказ
z_start

Сестры Мансуровы: светильники веры православной

n073_monastyrj_rk.jpg

О современных женах-мироносицах рассказывает игуменья Магдалина

В воскресенье, 18 апреля, православные отмечают праздник святых жен-мироносиц. «Час» беседует с ее высокопреподобием игуменьей Магдалиной (Полын), настоятельницей рижского Свято-Троице-Сергиева женского монастыря и Спасо-Преображенской пустыни. Наш разговор — о высоком назначении женщины, о ее роли в современном мире и об основательницах женской обители сестрах Мансуровых, чьим именем мы продолжаем серию публикаций в рубрике «Русские портреты».

Оксана ДЕМЕНТЬЕВА

Православный женский день

В день жен-мироносиц, который особенно дорог православным христианкам, церковь молитвенно прославляет лучшие женские качества — верность, целомудрие, смирение, умение сострадать и любить. В христианстве женщине отводится важное место — именно они, скромные жены-мироносицы, удостоились чести первыми узнать радостную весть о наступившем Воскресении Христовом и рассказать об этом людям.

Было это так.

Еще во время земной жизни Христа некоторые благочестивые женщины сопровождали его и были с ним до самой крестной смерти. Не имея возможности соблюсти при погребении обряд и помазать тело Учителя миром, они через несколько дней принесли благоуханные ароматы к запечатанному гробу Господню — собственно, поэтому их и называют мироносицами, то есть приносящими миро.

Однако камень, наглухо закрывающий гроб, оказался отваленным от входа. Сидевший на нем ангел сказал: «Иисуса ищите Назарянина, распятого. Он воскрес, Его здесь нет», и повелел женам-мироносицам пойти к апостолам и рассказать им о воскресшем Господе.

Пойти к гробу Господню жен-мироносиц побудила глубочайшая любовь до самопожертвования. В это время мужчины-апостолы, пораженные глубокой скорбью и боясь выйти из дома, сидели при закрытых дверях. Слабые и безропотные женщины духовно оказались сильнее их. За это святые жены стали апостолами для самих апостолов, благовествуя им радостную весть о Воскресении Христовом.

О вере и верности

Современным женщинам сейчас непросто, — говорит игуменья Магдалина. — Диву даешься, как это они успевают совмещать работу, семью, а некоторые еще и учебу. Ежедневно в своей семье женщина обнаруживает высокие дарования, которые дал ей Творец: практический взгляд на вещи, способность сочувствовать всякому горю, нежность, мягкость, аккуратность в работе, внимание к мелочам, таланты в рукоделии, умение утешать... Такова природа женщины и ее назначение, уготованное ей Богом, — в любви и в доброделании. Достойный для каждой жены-христианки пример для подражания — Пресвятая Богородица, образец любви и смирения.

Жена — это помощница для мужа, но в то же самое время ее место второстепенно, поскольку она сотворена после мужа и создана для него. Взятая от мужа, она становится уже костью от костей его и плотью от плоти его. И в христианском браке церковь указывает супругам на эти добродетели. Жена призвана любить и уважать мужа, как церковь любит Христа. Муж любит жену, как Христос возлюбил церковь. И в силу этой великой любви, а не по причине какого-то рабского страха, жена должна подчиняться мужу.

Духовный талант монашества

Однако не всем женщинам уготовано стать верными спутницами своим мужьям, — замечает игуменья Магдалина. — Некоторые принимают монашеский постриг и на всю жизнь остаются невестами Христовыми, служа Богу, церкви и людям. И на этом пути их также ожидают как искушения, сложности и разочарования, так и радости, достижения и обретения. Яркий пример тому — жизнь сестер Мансуровых, основательниц рижского Свято-Троице-Сергиева женского монастыря и Спасо-Преображенской пустыни.

В конце 1859 года светские салоны Санкт-Петербурга и Москвы облетела потрясающая новость: венчаются фрейлина ее императорского величества княжна Мария Николаевна, урожденная Долгорукова, и статс-секретарь его императорского величества Борис Павлович Мансуров. Этот брачный союз обещал быть весьма успешным, ведь объединялись два древнейших русских рода: Долгоруковы — потомки основателя Москвы великого князя Юрия Долгорукого, родоначальник Мансуровых — Аметодей Мансуров, вышедший из Золотой Орды и принявший православие при Иване Калите.

У именитой четы родились два сына и две дочери — Екатерина и Наталия. Завидное положение семьи в столичном обществе обеспечивало юным красавицам блестящее будущее — балы, роскошные выезды в свет, наконец, удачное замужество.

Одно печалило родителей — слабое здоровье младшей дочери, Наталии. Имея единственной целью ее излечение, в 1887 году семейство перебралось в Ригу, где прочно обосновалось. Мария Николаевна незамедлительно включилась в жизнь православной Риги: проявляя заботу о женщинах с тяжелой судьбой, она взяла под личное покровительство Рижскую женскую тюрьму, организовала несколько богаделен и бесплатных общественных столовых. Она хлопочет об открытии в Риге Детского дома трудолюбия, а в тяжкие годы Русско-японской войны устраивает в своем доме мастерскую по пошиву обмундирования для солдат. Дочери Екатерина и Наталия активно участвуют в благотворительной деятельности матери, ее пример вдохновляет их на разработку собственных проектов.

Воскресная школа и детский приют

Сестры Мансуровы задумали открыть в Риге общедоступную воскресную школу, — продолжает игуменья Магдалина. — Ее ученицами стали девочки и женщины из неимущих семей, а разместилась она в здании Александровской русской гимназии (ныне это Музыкальная академия). Тут обучали основам христианской веры, русской грамоте, арифметике и пению. Постоянно соприкасаясь с жизнью воскресной школы, наблюдая за воспитанницами, сестры Мансуровы решились на еще один смелый проект — создание в Риге приюта для девочек-сирот.

Приют открылся 1 мая 1891 года в доме, что на перекрестке улиц Авоту и Стабу, и вокруг него сразу же сложилась благоприятная духовная атмосфера. И хотя учредительницы не стремились сделать приют достоянием широкой общественности, воспитанников в нем становилось все больше и больше. Не было недостатка и в жертвователях: русские благотворители Риги тех лет не жалели денег на доброе дело.

Дети были одеты, обуты, накормлены, имели все необходимое для учебы. А для их опеки в приют принимали искренне верующих богомольных женщин — одни приходили из желания помочь ребятишкам, а другие и сами находили себе кров у этого теплого очага. День ото дня крепла в стенах приюта православная молитва к Господу — за устроительниц, за жертвователей, за каждый прожитый день.

Устроительницы обители

Детский приют постепенно превращался в православный духовный центр, — рассказывает игуменья Магдалина. — А юные сестры Мансуровы, которых ожидали заманчивые перспективы в свете, все чаще задумывались о том, что именно их приюту суждено со временем стать хорошей основой для монастырской обители.

Однако создание частного благотворительно-молитвенного учреждения для взрослых в Риге требовало решения многих сложнейших вопросов. Нужна была материальная основа, правильная организация монастырской жизни, быта. Важно было иметь согласие Святейшего синода и светских властей. Тогда Екатерина Мансурова отваживается написать о своих замыслах обер-прокурору Святейшего синода Победоносцеву. Тот в ответ присылает книги, нотные тетради и щедрые пожертвования. А епископ Рижский и Митавский преосвященнейший Арсений рекомендует сестрам ходатайствовать перед Святейшим синодом о выделении участка земли под устройство монастырской обители.

Вскоре участок земли по улице Суворовской (ныне — Кр. Барона) был получен. Место для монастыря было выбрано очень удачно: оно было малонаселенным, на самой окраине города, а поблизости располагался особо значимый для православия духовный центр — Рижское Духовное училище, в стенах которого сейчас находится Дворец школьников.

5 октября 1892 года указом Святейшего синода преосвященнейшему Арсению, епископу Рижскому и Митавскому, было дано разрешение на учреждение в Риге православной Свято-Троицкой женской общины. В том же году на средства жертвователей было начато строительство домовой церкви во имя преподобного Сергия Радонежского. Среди благотворителей был и святой праведный Иоанн Кронштадтский, который на свои средства заказал для церкви резной дубовый иконостас.

Работы по строительству и обустройству храма велись днем и ночью. И вот 5 июля 1893 года состоялась первая божественная литургия. Начало богослужений в обители стало и своеобразным общественным признанием заслуг ее основательниц. Святейший синод направил свое благословение фрейлинам ее императорского величества девицам Екатерине Борисовне и Наталии Борисовне Мансуровым по случаю присуждения им грамот за труды по устройству рижской Свято-Троицкой женской обители.

Вслед за Христом

Чем больше усилий прилагали сестры Мансуровы к обустройству монашеской обители, тем меньше им самим хотелось бывать в свете, — улыбается игуменья Магдалина. — Екатерина и Наталия надеялись, что со временем они смогут приобщиться к иноческой жизни, однако их отец был категорически против пострижения дочерей в монашество. Неоднократно они просили родительского благословения, но всякий раз получали отказ. И тогда сестры решились пойти против воли отца.

В сентябре 1894 года они приняли постриг. Как раз в эти дни рижскую обитель посетил будущий святой Иоанн Кронштадтский. Он предупредил сестер, что они, возможно, встретят не только гнев отца, но и осуждение света, однако ничего не должно смущать их, ибо они следуют за Христом. По словам Наталии, благословение отца Иоанна «явилось великим утешением в самую трудную минуту жизни».

Узнав о постриге, отец с гневом обратился к дочерям с требованием немедленно снять его. В противном случае он грозил лишить их наследства. Отношение Мансурова к поступку дочерей не могло сказаться и на мнении света — от сестер отвернулись многие даже близкие знакомые. Однако инокини Екатерина и Наталия, тяжело переживая размолвку с отцом, всецело посвятили себя трудам в обители.

А работы только прибавлялось, ведь у сестер появилась новая идея — решено было открыть «филиал» монастыря под Митавой (Елгавой). По их замыслу рижский монастырь должен был со временем стать крупным просветительским центром православия, а пустынька — местом уединенной сосредоточенной молитвы... Когда рижская обитель была уже более-менее обустроена, Екатерина осталась заниматься делами обители в Риге, а Наталия отправилась обустраивать пустыньку.

Лампада в сосновом лесу

Официально Спасо-Преображенская пустынь началась 17 июня 1894 года, — продолжает игуменья Магдалина. — Именно в этот день государь Александр III высочайше соизволил отвести в дар рижской Свято-Троицкой православной общине более 170 десятин казенных лесов под городом Митавой (Елгавой). Однако распоряжения высоких чинов и строгие формальности таковыми бы и остались, если бы не подвижническая деятельность сестер Мансуровых.

В глухом сосновом лесу, теперь уже принадлежащем православной общине, сестры отыскали полянку, будто бы вырубленную крестом. Здесь на одном из деревьев они укрепили маленькую иконку «Явление Божией Матери Сергию Радонежскому» и горячо молились, чтобы Богородица явила свою милость и помогла в предстоящем нелегком труде по обустройству обители.

Это сейчас в Спасо-Преображенской пустыни, что в 60 километрах от Риги, подвизаются около 70 монахинь. А в первый год их было только шесть, но в темноте леса у иконы Пресвятой Богородицы постоянно теплилась лампада, где вечерами после дневных дел исполнялось сестрами вечернее молитвенное правило.

Постепенно поляну обнесли забором, на месте, где предполагалось возвести храм, установили большой восьмиконечный крест. В храме очень нуждались и сами монахини, и живущее по соседству с пустынью православное население. И вот 6 августа 1897 года в Валгундском лесу по благословению владыки Арсения совершили закладку храма во имя Преображения Господня.

Медленно, но верно пустынька благоустраивалась: на пожертвования построили деревянный корпус на семь келий, завершалось строительство дома для паломников и игуменского дома, а 20 июня 1899 года был освящен возведенный Преображенский храм. Это давали всходы неустанные труды первой игуменьи монастыря матери Сергии (Екатерины Мансуровой) и ее верной сподвижницы матери Иоанны (Наталии Мансуровой).

После освящения церкви в пустыни начались регулярные богослужения. Как следует из переписки сестер Мансуровых, задумка сделать пустынь местом уединенной молитвы полностью удалась. «У нас, слава Богу, все тихо, — писала Наталия. — Так мирно и хорошо, что только помоги Бог так дальше».

Чудотворная икона

В мае 1901 года в Спасо-Преображенскую пустынь впервые принесли крестным ходом чудотворную Якобштадтскую икону Божией Матери, — сообщает игуменья Магдалина. — Чудотворная икона прибыла из Свято-Духова Екабпилсского мужского монастыря в Ригу, где она побывала во многих храмах, оттуда — в Елгаву. А уже из Елгавы ее отнесли большим крестным ходом в Спасо-Преображенскую пустынь. Эта благочестивая традиция поднятия чудотворной иконы настолько пришлась по сердцу верующим, что ее соблюдали вплоть до начала Первой мировой войны.

Весной 1907 года был получен указ, разрешавший строительство в пустыни еще одной церкви. Она была задумана и построена в стиле древнерусских, будто бы затерянных в глуши деревенских храмов. К весне 1908 года церковь была полностью обустроена и освящена во имя небесных покровителей пустыни и рижской обители — преподобных Иоанна Лествичника и Сергия Радонежского.

Деревянный храм стал подлинным украшением пустыни: он прекрасно гармонировал с природным ландшафтом и всегда зелеными хвойными деревьями. Жизнь обители все более налаживалась: работала церковно-приходская школа, странноприимный дом принимал паломников, богадельня призревала больных и одиноких женщин. Пустынь стала общепризнанным духовным центром.

Память жива

В 1915 году Первая мировая война приблизилась и к этим местам, — рассказывает игуменья Магдалина. — Сестры были в спешном порядке эвакуированы, а в помещениях обители расположился немецкий госпиталь. По сей день память о тех страшных годах жива в монастыре: на его территории немцы хоронили своих убитых солдат, за могилами которых и по сей день ухаживают сестры обители.

По мысли сестер Мансуровых, в нижнем Успенском храме рижского собора Святой Троицы должен был располагаться склеп для них самих и их родителей после кончины. Эти планы сбылись наполовину: здесь находятся только усыпальницы отца и матери основательниц монастыря — Бориса Павловича и Марии Николаевны Мансуровых.

Старшая сестра, Екатерина, из эвакуации не вернулась. Она закончила свой жизненный путь в Царском Селе, где и была погребена в 1926 году. Ее останки с подобающими почестями были перевезены и перезахоронены в Спасо-Преображенской пустыни в 1989 году. А место захоронения Наталии, к сожалению, затерялось, известно лишь, что последние годы она провела на Азове, в городе Геническе, и почила в марте 1934 года.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Разместите кнопку на своём сайте:
cat.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©cat.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
cat.convdocs.org
Главная страница