Народного характера — «Хорь и Калиныч», «Ермолай и мельничиха», «Малиновая вода». Затем три рассказа развивали элегическую тему разоряющегося дворянства — «Уездный лекарь», «Мой сосед Радилов», «Однодворец Овсяников». Между этими мотивами были ощутимые взаимосвязи. Но все же они в первой, экспозицио


Скачать 335.33 Kb.
НазваниеНародного характера — «Хорь и Калиныч», «Ермолай и мельничиха», «Малиновая вода». Затем три рассказа развивали элегическую тему разоряющегося дворянства — «Уездный лекарь», «Мой сосед Радилов», «Однодворец Овсяников». Между этими мотивами были ощутимые взаимосвязи. Но все же они в первой, экспозицио
страница1/3
Дата27.10.2012
Размер335.33 Kb.
ТипРассказ
  1   2   3
К О М М Е Н Т А Р И И





      После журнальной публикации в «Современнике» «Записки охотника» вышли впервые в отдельном издании в 1852 году. Книга включала в свой состав 22 очерка. Именно в таком виде она попала в руки широкого круга русских и западноевропейских читателей 1850—1860-х годов и стала фактом литературного сознания эпохи. В 1860 году Тургенев попытался включить в «Записки» еще две вещи: «О соловьях» и «Поездка в Полесье». Однако уже в следующем издании 1865 года он вернулся к прежнему составу и расположению рассказов в книге. Так она и печаталась вплоть до 1874 года, когда писатель дополнил ее тремя произведениями: «Конец Чертопханова», «Живые мощи» и «Стучит!», помещенными одно за другим перед заключительным очерком «Лес и степь».
      Это решение вызвало несогласие многих его друзей. П. В. Анненков, известный литературный критик, настойчиво убеждал Тургенева оставить «Записки охотника» «в неприкосновенности и покое, после того как они обошли все части света». «Ведь это дерзость, — писал он, — не дозволенная даже их автору. Какая прибавка, какие дополнения, украшения и пояснения могут быть допущены к памятнику, захватившему целую эпоху и выразившему целый народ в известную минуту. Он должен стоять — и более ничего». Однако на сей раз Тургенев не прислушался к мнению очень авторитетного для него человека. Добавляя очерки, писатель руководствовался эстетическими соображениями: книга получала в итоге большую композиционную стройность.
      Ее архитектоника изначально напоминала музыкальное произведение и строилась по аналогии с классической четырехчастной формой сонаты. Книга открывалась двумя тематическими мотивами, каждый из которых включал в себя три рассказа. Вначале шли вариации на тему народного характера — «Хорь и Калиныч», «Ермолай и мельничиха», «Малиновая вода». Затем три рассказа развивали элегическую тему разоряющегося дворянства — «Уездный лекарь», «Мой сосед Радилов», «Однодворец Овсяников». Между этими мотивами были ощутимые взаимосвязи. Но все же они в первой, экспозиционной части более отделены и отдалены друг от друга, чем в последующих. Затем упорядоченная расчлененность начинала сменяться «суммированием». В последующих шести рассказах тематическая дифференцированность на две «фразы» приглушалась. «Льгов», «Бежин луг», «Касьян с Красивой Мечи» вновь подхватывали тему народную, но в них врывались и все более настойчиво звучали мотивы разлагающего влияния крепостнического уклада на души людей (особенно в рассказе «Льгов»). В «Бурмистре», «Конторе», «Бирюке» продолжалась тема дворянская, но в резко обновленном варианте: уходила из этих рассказов нотка элегической грусти, но зато нарастали гневные, обличительные интонации. В последующих восьми рассказах тематические мотивы смешивались, шла углубленная «разработка» основных тематических пластов произведения.
      И вот теперь, в конце книги, перед завершающей ее частью, возрождается заданный в начале ритм, напоминающий классическую сонатную «репризу»: элегическая нота двух этюдов о дворянине Чертопханове сменяется народной темой в рассказах «Живые мощи» и «Стучит!». Включение трех дополняющих книгу «отрывков» было, таким образом, не «сумасбродством» Тургенева, а поступком, продиктованным художественной интуицией. В итоге книга приобрела необходимую стройность и эстетическую упорядоченность в развитии основных тематических мотивов. В 1872 году Тургенев писал М. М. Стасюлевичу: «Радуюсь, что Вам мой рассказ («Конец Чертопханова». — Ю. Л.) понравился. Я боялся растянуть его, чтобы не выпасть из пропорции». Автор вносил дополнения не механически, а согласуя их с архитектоникой каждого рассказа в отдельности и книги в целом. Дополнения подготовили завершающий книгу очерк «Лес и степь», напоминающий «коду» в сонатной форме музыкального искусства.
      Таким образом, и знаменитые тургеневские «Программы» «Записок охотника», сделанные еще в процессе черновой работы, и последующий творческий поиск писателя убеждают нас в том, что Тургенев создавал единую книгу, отдельные очерки которой вошли в нее как «отрывки», как детали, подчиняющиеся конструктивной эстетической логике целостного замысла, единого «зерна», из которого они вырастают.      

Хорь и Калиныч

      Впервые — в журнале «Современник», 1847, № 1.
      Кому случалось из Болховского уезда перебираться в Жиздринский… — Здесь и далее Тургенев дает точную характеристику образа жизни и духовного облика крестьян черноземных и нечерноземных губерний России. К началу XIX века произошла четкая географическая дифференциация двух форм крепостной зависимости. Барщина была распространена в семи губерниях черноземного центра (Орловской, Тульской, Рязанской, Пензенской, Тамбовской, Курской, Воронежской). Оброк был распространен преимущественно в нечерноземных губерниях России (Олонецкой, Петербургской, Московской, Новгородской, Смоленской, Тверской, Ярославской, Костромской, Владимирской, Вологодской, Псковской, Калужской, Нижегородской). Причины такого распределения — личные выгоды помещиков, связанные с разными хозяйственно-экономическими условиями жизни земледельческого населения России. Основной доход крестьянина в нечерноземных губерниях, где почвы были неплодородными, заключался не столько в земле, сколько в разного рода промыслах (резьба по дереву, иконописное, плотничье, столярное, бондарное и ювелирное ремесла и т. д.). Естественно, что помещикам нечерноземных губерний было выгоднее получать с крестьян денежные оброки.
      Разница в социально-экономических условиях по-своему сказывалась и в характерах крестьян черноземных и нечерноземных губерний. Первые попадали в жесткую зависимость от помещика, стремящегося сделать их труд на барщине как можно более длительным и продуктивным, а личный земельный надел мужика предельно малым (сравните тургеневскую характеристику орловской деревни). И наоборот, оброчные крестьяне, занимавшиеся отхожими промыслами, уходившие на зиму в города, были более независимы от власти помещика. Помещики в оброчных имениях нередко плохо знали своих крестьян и не могли соразмерить величину оброка с имущественной состоятельностью каждого отдельного крестьянина. Раскладку оброчных сумм по крестьянским дворам они передоверяли деревенскому общинному самоуправлению (мирскому сходу). Все это превращало крепостного мужика нечерноземных губерний в человека более самостоятельного и независимого, наделенного остро развитым чувством собственного достоинства.
      …хвалил сочинения Акима Нахимова и повесть Пинну… — лаконичная характеристика убогих духовных запросов Полутыкина. А. Н. Нахимов (1783—1815) — поэт-сатирик. «Пинна» — повесть А. А. Маркова (1810—1876). В. Г. Белинский писал, что со смертью героя этой повести «на свете стало одним глупцом меньше — единственная отрадная мысль, которую читатель может вынести из этой галиматьи».
      …и на запаханной земле высек его же бабу… — Границы помещичьих владений, не установленные строгими законодательными актами, были постоянным поводом для дворянских междоусобиц, от которых страдали в первую очередь лишавшиеся земли крепостные крестьяне. Богатые помещики, используя свое положение, беззастенчиво урезывали землю у мелких соседей (сравните самовольную порубку леса у Дубровского по распоряжению Троекурова в повести А. С. Пушкина «Дубровский»).
      …Склад его лица напоминал Сократа…  — высокая характеристика умственных способностей крепостного крестьянина. Сократ (469—399 гг. до н. э.) — древнегреческий философ, активный проповедник своего философского учения, родоначальник диалектического подхода к поиску истины путем бесед, споров, столкновений противоречивых точек зрения. Образ Сократа в мировой культуре чаще всего выступал как идеал настоящего мудреца.
      … попал Хорь в вольные люди… кто без бороды живет moт Хорю и нáбольший… — Речь идет о драматическом положении крестьянина, решившегося путем выкупа освободиться от крепостной зависимости. «Вольный» мужик попадал в зависимость от «безбородой» чиновничьей братии, разорявшей его вымогательствами и поборами. Чиновники по указу Николая I не имели права носить бороду, за что и получили в народе прозвание безбородых.
      Замашки — грубый домотканый холст или посконная пряжа из волокон конопли.
      …стреляй себе... тетеревов да старосту меняй почаще. — Устами крепостного мужика Тургенев дает отрицательную оценку культурно-хозяйственным возможностям русского дворянина. Крестьянин относится к помещику с пренебрежением, считая его человеком пустым, совершенно не приспособленным к полезной, практической деятельности.

Малиновая вода

      Околоток — соседняя местность, окрестность.
      «Малиновая вода» — описанный Тургеневым ключ и теперь называется «Малиновая вода». Он впадает в реку Исту в Арсеньевском районе Тульской области.
      Грунтовый сарай — обогреваемый сарай, в котором прямо в грунте выращиваются плодовые деревья и другие растения, боящиеся мороза.
      Барочный тёс — доски от барки, сплавного торгового судна, построенного без гвоздей. Такие барки шли с грузом лишь один раз в весеннюю распутицу, а потом разбирались. Доски использовались как дешевый строительный материал.
      Ктитор — церковный староста или церковный сторож.
      Отвесное — хлеб, чай и другие продукты, отпускаемые прислуге с барского двора на вес.
      …по ревизии едва числился… — Здесь имеется в виду перепись сельского и городского населения (ревизия), периодически проводившаяся в России ХVIII—XIX веков для исчисления податей с населения. Единицей учета мужского населения была «ревизская душа», которая в ходе ревизии заносилась в именные списки — «ревизские сказки». В первой половине XIX века ревизии, длившиеся 1—2 года, проходили в 1811, 1815, 1833 и 1850 годах.
      Бригадир — в русской армии ХVIII века военный чин, рангом выше чина полковника.
      …в обозе изволил привезти. — Имеется в виду военный обоз — повозки какой-либо воинской части для перевоза провизии, одежды, палаток и других воинских припасов.
      Приказчик — здесь: управляющий имением помещика.
      Клеть — кладовая, где хранились хомуты, седёлки, дуги и прочая сбруя для запряжки лошадей в сани, плуги или телеги. Таганчик — железный обруч на ножках, служащий подставкой для котла, чугунка и т. п., под которым разводится костер для варки пищи на открытом воздухе.
      Вольноотпущенный — бывший крепостной человек, по доброй воле помещика отпущенный на свободу.
      Бурак — здесь: бумажная трубка, начиненная горючим составом и хлопушкой для так называемых «потешных огней». Римские свечи — трубки, которые выкидывают вспышки звездочек (ср. бенгальские огни).
      …пёсик фурлянский… — правильно курляндский — некогда знаменитая порода охотничьих собак.
      Арапельник (арапник) — длинная охотничья плеть с короткой рукояткой.
      Стремянный — конюх-слуга, ухаживающий за верховой лошадью, а во время охоты неизменно находящийся у господского стремени, прислуживающий хозяину.
      Лакосез-мampaдура — искаженное и произвольное название, составленное из двух танцев: экосез — бальный танец (шотландский), матрадура (или матрадур) — устаревшая пляска.
      …матресок держал… — от французского «метресс» — любовница.
      Десятский — сторож от каждого десятого дома, помощник деревенского старосты или рассыльный при земской полиции.
      Тягло — группа хозяйств или трудоспособных людей из одной семьи, на которую накладывалась крепостная повинность в виде барщины или оброка и выделялся определенный земельный надел.

Уездный лекарь

      Впервые — в журнале «Современник», 1848, № 2.
      Отъезжее поле — отдаленное место охоты, куда охотники выезжали на продолжительный срок, располагаясь там на ночлег так называемым станом.
      Депозитка — бумажная ассигнация десятирублевого достоинства.
      …ямайский тут же стоит. — имеется в виду ямайский ром.
      Неглижировать — пренебрегать.

Мой сосед Радилов

      Впервые — в журнале «Современник», 1847, № 5.
      Сáжалка — прудок для держания рыбы, а также для полива небольших огородных участков.
      Гром победы раздавайся! — популярный в свое время полонез для оркестра и хора композитора И. А. Козловского (1757—1831) на слова Г. Р. Державина. Этот полонез в ХVIII — начале XIX века получил значение национального гимна России.
      Уездный предводитель — избирался из числа уездных дворян на специальном дворянском собрании один раз в три года и занимался управлением сословными дворянскими делами, возглавлял уездное по крестьянским делам присутствие.
      …всё к лучшему в здешнем мире, как сказал, кажется, Вóлтер… — изречение философа Панглоса, героя повести Вольтера «Кандид, или Оптимизм» (1759).
      …Я, помнится, в Турции лежал в госпитале… — Радилов рассказывает здесь о своем участии в русско-турецкой войне 1828—1829 годов. Русская армия несла в этой кампании большие потери от эпидемических заболеваний.
      Козою наряжали мальчика, который ходил с поводырем ручного медведя и плясал под прибаутки поводыря.

Однодворец Овсяников

      Впервые — в журнале «Современник», 1847, № 5.
      Однодворцы принадлежали к категории государственных крестьян. Они образовались в первой четверти ХVIII века из людей, несших некогда дозорную службу на южных границах России. Однодворцы владели иногда ничтожным количеством крестьян и селились с ними, как правило, одним двором (в первой, парадной половине — семья однодворца, во второй — семья крестьянская). В 1830-х годах однодворцев насчитывалось в России около миллиона. Они подвергались притеснениям и разорялись под натиском богатых помещиков.
      Ферязь — старинная русская распашная одежда с длинными рукавами, без воротника и перехвата; застегивалась на пуговицы с накладными петлями или завязывалась завязками. В ХIV—ХVI веках ферязь из бархата, атласа и сукна носили цари, князья и бояре, а из простого материала — стрельцы.
      …Бороду, однако же он брил… — бритье бороды было введено по указу Петра I и встречало на первых порах упорное сопротивление в дворянском сословии.
      …Многие, по его милости, окончательно размежевались… — Отсутствие строгих планов помещичьих владений и границ между ними давало повод к постоянным междоусобицам. Не было четких границ и внутри поместий между землями, принадлежавшими помещику и подвластным ему крепостным крестьянам. В 1836 году были учреждены особые посреднические комиссии, пытавшиеся склонить помещиков к «полюбовным соглашениям» о размежевании их земель и крестьянских наделов с целью устранения чересполосицы и собирания воедино разрозненных и разбросанных на большие расстояния наделов крестьян. Размежевание затянулось на долгие годы и сопровождалось резкими столкновениями дворян друг с другом, а также с собственными крестьянами, которым помещики, пользуясь случаем, выделяли худшие земли.
      «Четьи-Минеи» (в буквальном смысле в переводе с греческого — ежемесячные чтения) — сборники религиозной литературы: житий святых, «слов» и поучений, сказаний и легенд, расположенных в порядке дней каждого месяца. Предназначались для назидательного чтения и были очень популярны в народной среде.
      Инфантерия — устаревшее название пехоты.
      …покойного графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского… — А. Г. Орлов (1737—1807) — военный и государственный деятель; за разгром турецкого флота в Чесменской бухте (1770) получил почетное добавление к фамилии: Чесменский.
      Садка —травля собаками зверя — зайца, волка, лисы и т. п.
      Доезжачий — служитель, обучающий гончих собак, заведующий стаей; в его распоряжении находились псари.
      Порскать — криком и хлопаньем арапника выгонять зверя в поле.
      …а на голове така шапонька мудреная… — Тургенев высмеивает здесь славянофилов, пытавшихся возродить давно исчезнувшие старинные одеяния (например, мурмолку — «шапоньку мудреную»). А. И. Герцен передавал шутку П. Я. Чаадаева, которую повторяла вся Москва: «К. С. Аксаков оделся так национально, что народ на улицах принимал его за персиянина».
      Канты — здесь: стихотворения.
      Сотский — крестьянин, назначенный в помощь сельской полиции; в его подчинении находились десятские.
      Бессрочные — солдаты, по болезни или иной причине состоящие в отпуску от военной службы без определенного срока, до специального призыва.
      …и становые и исправники… — Становой пристав — начальник стана (административно-полицейского подразделения уезда). Исправник — начальник уездной полиции.
      Целковый — то же, что рубль. Синенькая — пятирублевая ассигнация.

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Разместите кнопку на своём сайте:
cat.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©cat.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
cat.convdocs.org
Главная страница