Исследовательская работа на тему «Святые заступники Руси»


Скачать 146.55 Kb.
НазваниеИсследовательская работа на тему «Святые заступники Руси»
А А Яковлева
Дата21.11.2012
Размер146.55 Kb.
ТипИсследовательская работа
Исследовательская работа на тему «Святые заступники Руси».

Выполнил ученик 8 «б» класса МОУ Чухломская СОШ имени А.А.Яковлева Николаев Даниил

Научный руководитель : Знаменская О.Б.

План работы:

  1. Введение

  2. Детство и юность Елисаветы Фёдоровны и Парфёнова Дмитрия Лаврентьевича

  3. Годы нравственного становления:

- Елисавета и православие

- Наследие Сергея Андреевича Парфёнова

4. Православный подвиг:

- Елисавета и миссия ангела-хранителя

- Дмитрий Парфёнов и общественная деятельность

5. Духовная память:

- «Жизнь на земле – путь Креста» Елисаветы

- Вера в торжество правды и Дмитрий Парфёнов


Введение

Кто сеет щедро, тот щедро и пожнет
...Ибо доброхотно дающего любит Бог
2 Кор. IX, 6-7

Сложное и противоречивое время – конец XIX – начало XX веков. Для многих стран это не только время смены столетий, но и время смены всего жизненного уклада. Время конфликтов и контрастов. Время борьбы за власть и время пошатнувшихся тронов самодержавия.

И среди всей этой исторической суматохи и неразберихи – столетиями унаследованные принципы воспитания детей. Детей любого сословия, где бы они ни жили: в царских хоромах, крестьянской избе; в России или Германии.

Как это важно, когда с детства в детях были заложены такие черты характера как трудолюбие и взаимопомощь. Мальчики с детства помогали своим родителям, осваивая с отцами основы ведения хозяйства, а девочки – основы домашних работ и обустройства быта. Вместе с этими качествами человеческого общежития воспитывались и такие, как добросердечие и уважение.

Примерами высочайшего подвига милосердия стали для нас жизнь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Федоровны и выдающегося церковно-общественного деятеля Парфенова Дмитрия Лаврентьевича.

Детство и юность

Оба родились в середине XIX века: он - 3 мая 1852 года, а она - 20 октября 1864. Елисавета принадлежала к протестантской семье Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории, а Дмитрий – родился и рос в бедной крестьянской православной семье в селе Спас-Серапихе, на речке Виче, в 10 верстах от уездного города Чухломы, Костромской губернии.

Несмотря на то, что родились эти люди в семьях с разными взглядами на вероисповедание и разными сословными привилегиями, оба с детства были приучены к труду. Елисавета воспитывалась в традициях старой Англии, её жизнь проходила по строгому порядку, установленному матерью. Детская одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли свою домашнюю работу: убирали комнаты, постели, топили камин. Впоследствии Елисавета Феодоровна говорила: «В доме меня научили всему».

Но трагические для семьи события 1873 – 1876 годов, когда Елисавета теряет своих младших братье и сестер, а самое главное – мать, стали для их семьи годами самых трудных испытаний. Горе усилило ее молитвы. Она поняла, что жизнь на земле — путь Креста. Елисавета будучи сама ребенком всеми силами старалась облегчить горе отца, поддержать его, утешить, а младшим своим сестрам и брату в какой-то мере заменить мать.

Дмитрий Парфенов тоже рано осиротел и вместе с братом, переселился к дяде, Сергею Андреевичу Парфенову, в село Малая Святица, расположенное в 4-х верстах от Чухломы. 12-летним подростком Дмитрий приезжает в Петербург и поступает мальчиком в чайную лавку Н.Ф. Кулебякина. Смышленый юноша вскоре приобретает доверие хозяина и становится приказчиком, а среди торговцев слывет знатоком чайного дела. Дмитрия Лаврентьевича приглашают к себе на службу представители крупных фирм, но хозяин удерживает молодого специалиста, прибавляя жалованье. Но широкая натура Дмитрия Лаврентьевича жаждет крупного дела, и, прослужив у Кулебякина приказчиком 7 лет, он переходит в крупную чайную фирму Шенке, ведущую оптовую торговлю. Парфенову сразу дают, большое по тем временам, жалованье - 125 руб. в месяц и поручают важные дела.

И вот в то время, когда дети семьи Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, постоянно ездили с матерью в госпитали, приюты, дома для инвалидов, приносили с собой большие букеты цветов, ставили их в вазы, разносили по палатам больных, Дмитрий Парфенов – сирота из Чухломского уезда становится компаньоном чайной фирмы.

Годы нравственного становления

80-е годы уходящего столетия стали для наших героев не менее значимыми.

В 1882 году дядя Дмитрия Парфенова Сергей Андреевич Парфенов (когда-то давно, ещё подростком, он тоже ушел из Чухломы в Питер и занялся торговлей в колбасной лавке) принял решение передать колбасное дело своим племянникам: Дмитрию и Федору.

Как оказалось, это был исключительно дальновидный поступок – благодаря ему небольшое колбасное производство превратится в мощную, известную на всю Россию «колбасную империю», Парфеновы станут поставщиками императорского двора и заставят говорить о себе самого Николая Второго. По мнению дядюшки, Сергея Андреевича, знакомство с новым делом следовало начинать с низов, чтобы самому потом все знать и держать дело в руках. А Дмитрий Лаврентьевич так объяснял поворот в своей карьере: «Мог ли я отказать дядюшке? Ведь он мне был вместо отца родного. Он меня воспитал, и я должен был ему повиноваться, как отцу. У него тогда уже жил мой брат, которого я люблю: вот так мы вместе и решили вести дело».

Надо сказать, что к этому времени положение Дмитрия было таково, что колбасная лавка не казалась ему таким уж прибыльным делом: подобный бизнес был рискованным, так как жара могла погубить тонны мяса и принести колоссальные убытки. Однако купеческий кодекс чести не позволял противоречить дяде, к тому же Дмитрию импонировало то, что Сергей Андреевич всегда занимался благотворительностью, постоянно жертвуя крупные суммы церквям.

Перед выбором стояла в то время и Елисавета. На двадцатом году жизни принцесса Елисавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II. Она полюбила Москву с ее старинными храмами, монастырями и патриархальным бытом. Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком, строго соблюдал все церковные каноны, посты часто ходил на службы, ездил в монастыри — великая княгиня везде следовала за мужем и простаивала долгие церковные службы. Она видела радостное состояние Сергея Александровича после принятия им Святых Таин Христовых, и ей самой так хотелось подойти к Святой Чаше, чтобы разделить эту радость.

В 1888 году, узнав о возможности посетить Святую Землю, в частности храм святой Марии Магдалины в Гефсимании, Елисавета Феодоровна восприняла это как Промысел Божий и молилась о том, чтобы у Гроба Господня Спаситель Сам открыл ей Свою волю.

Следующим подвигом стало принятие православия, так как отец ее не дал согласия на принятие этой веры «... Я перехожу из чистого убеждения; чувствую, что это самая высокая религия, и что я сделаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение».

Православный подвиг.

В 1891 году император Александр III назначил великого князя Сергея Александровича Московским генерал-губернатором. Жители Москвы скоро оценили милосердное сердце Елисаветы. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных.

После смерти отца она с Сергеем Александровичем поехала по Волге, с остановками в Ярославле, Ростове, Угличе. Во всех этих городах супруги молились в местных храмах.

Из поездки в Саров Елисавета Феодоровна пишет: « ... Какую немощь, какие болезни мы видели, но и какую веру. Казалось, мы живем во времена земной жизни Спасителя». И она была сто раз права. Россия конца XIX - начала XX столетий на самом деле была глубоко патриархальной, немощной. Основной слой населения - крестьяне чаще всего были крепостными, забитыми, но в их умах и душах царила святая православная вера, которая помогала им справиться со всеми трудностями. И были люди, которые были благотворителями по характеру. Это и Сергей Андреевич Парфенов, постоянно помогавший крестьянам своих родных мест: дом сгорел – помогал строить дом, не было семян – он покупал крестьянам семена, а после смерти своего брата усыновил своих маленьких племянников – Дмитрия и Федора. Вот та вера и пример родителей, который впитало в себя новое поколение – поколение Елисаветы и Дмитрия.

Дмитрий Лаврентьевич Парфенов тоже любил храм и молитву. Всю жизнь его дом находился около церкви. Сначала он жил около Спасо-Сенной церкви, потом вблизи Казанского собора. Его дача в селе Мартышкино тоже располагалась недалеко от церкви.

И настоящую славу крупнейшему производителю колбасы в российской столице (он контролировал значительную часть торговли колбасными изделиями: 10 торговых заведений, в том числе магазины на Невском) принесло не богатство, а его благотворительная деятельность. Оба брата были очень религиозными людьми и жертвовали колоссальные средства на постройку храмов. Дмитрий за это получил чин действительного статского советника. Позже Дмитрий Парфенов получил несколько орденов – в частности, орден святого Владимира 4-ой степени, что давало право на потомственное дворянство.

А что же Елизавета Федоровна? Во время русско-японской войны, она немедленно занялась организацией помощи фронту: устроила мастерские для помощи солдатам, отправляла на фронт походные церкви с иконами и всем необходимым для совершения богослужения лично от себя посылала Евангелия, иконки и молитвенники, на свои средства сформировала несколько санитарных поездов.

В Москве она устроила госпиталь для раненых, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте. Одновременно она несла на себе миссию ангела-хранителя и, по возможности, повсюду сопровождала супруга, старалась не оставлять его одного: боевая организация эсеров приговорила великого князя Сергея Александровича к смерти.

Но судьба распорядилась вопреки здравому смыслу: муж был убит террористами. Елисавета, потерявшая в своей жизни братьев и сестер, мать и отца, теперь потеряла и своего горячо любимого мужа. Вот уж воистину «жизнь на земле — путь Креста».

Кончина супруга подвигла Елисавету Феодоровну на следующий подвиг: она собрала все свои драгоценности, часть отдала казне, часть — родственникам, а остальное решила употребить на постройку обители милосердия. На Большой Ордынке в Москве она приобрела усадьбу с четырьмя домами и садом. Здесь расположились столовая для сестер, кухня и другие хозяйственные помещения, церковь и больница, аптека и амбулатория для приходящих больных. В четвертом доме находилась квартира для священника — духовника обители, классы школы для девочек приюта и библиотека.

А 10 февраля 1909 года великая княгиня, собрала 17 сестер основанной ею обители, сняла траурное платье, облачилась в монашеское одеяние и сказала: «Я оставлю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих». Воистину «Пути Господни неисповедимы….»… Великая княгиня Елисавета Федоровна «из блестящего мира» и бедный крестьянский чухломский мальчишка… что же объединило их?

Как подлинный сын православного народа, Дмитрий Лаврентьевич всегда убежденно отстаивал одну мысль: Церковь - это нравственная основа государства. Пожалуй, слова его и сегодня звучат актуально и пророчески: «Только Церковь может охранять чистоту народной совести и народного духа, а если растлится этот дух, то народ погибнет... Государству Русскому следует искать опору в Церкви, если оно желает блага народу».


Богатство позволило Дмитрию Парфенову отойти от бизнеса и заняться тем, к чему лежала душа – общественной деятельностью.

Многие храмы были построены под руководством Дмитрия Лаврентьевича, его усилиями, талантом и на его личные пожертвования. Он был Председателем строительной комиссии, возводившей Воскресенский храм, что у Варшавского вокзала.

Дмитрий Лаврентьевич до конца своей жизни и оставался старостой Троицкой церкви, где 23 года он занимался благоукрашением, часто на свои деньги достраивал, ремонтировал, проводил электричество. Он старался приобрести для храма все самое лучшее и в 1907 году почти полностью оплатил уникальные храмовые росписи. Любуясь живописным великолепием любимой Троицкой церкви, Парфенов говорил: «Когда даешь деньги, то кажется слишком много даешь, а когда жертва родит хорошее дело, упрекаешь себя, что мало дал..».

За труды и пожертвования по Троицкой церкви «Высочайше пожалован золотой медалью» 22 июня 1896 г. В том же году ему преподано благословение Священного Синода с выдачею установленной грамоты.

На общественных собраниях некоторые унылые и малодушные люди втягивали Д.Л. Парфенова в полемику: «Ну, где вы видели правду?! Правда там на Небе, а на земле ее нет!»

«Нет, есть правда! - горячился, возражая, Дмитрий Лаврентьевич. - Жив Господь Бог, и всякая ложь должна сгинуть. Вера в Бога непременно влечет за собой и веру в торжество правды».

Когда Парфенов узнал, что студентов Духовной академии отчисляют за неуплату за обучение, он приехал туда инкогнито и оплатил их долги.

А самым любимым и желанным гостем в доме Дмитрия Лаврентьевича Парфенова был отец Иоанн Кронштадтский. Говорили даже, что он ни одного поступка не совершал без благословения этого священнослужителя. И вот какими словами благодарили купца Парфенова пастыри и прихожане эстонского храма: «3а все, тобою сделанное для эстонцев Петербурга, прими от нас землекасательный поклон... Память о трудах твоих и жертвах на наш храм не умрет среди нас... От отцов к детям перейдут рассказы о тебе, про тебя и сегодня ходят легенды. А в молитве о созидателях св. храма с теплотою сердечной будем вспоминать твое достолюбивое имя..». (из слова свящ. Павла Кульбуша, будущего епископа Ревельского Платона, священномученика,† 1919).

Куда бы не заносила судьба Д.Л. Парфенова, он везде помогал православным приходам. Все церкви «Общества религиозно-нравственного просвещения» были построены под его руководством или при его непосредственном участии. Но строительство Воскресенского храма, что у Варшавского вокзала, принесло ему наибольшую славу.

А в Марфо-Мариинской обители великая княгиня вела жизнь подвижницы: спала на деревянной кровати без матраца, строго соблюдала посты, вкушая только растительную пищу. Молитва утром и ночью, распределение послушания сестрам, работа в клинике, обход больных, заканчивающийся за полночь. В больнице Елисавета Феодоровна брала на себя самую ответственную работу: ассистировала при операциях, делала перевязки, находила слова утешения, стремилась облегчить страдания больных, которые отмечали, что от великой княгини исходила целебная сила, которая помогала им переносить боль и соглашаться на тяжелые операции.

После большевистского переворота на неоднократные предложения дипломатов иностранных держав покинуть Россию в это смутное и опасное время она отвечала, что хотя и предвидит наступление страшных времен, но разделит судьбу принявшей ее страны, не оставит сестер обители и молит Бога даровать ей силы испить чашу страданий.  

Дмитрий Лаврентьевич тоже всегда был верным сыном своего народа и никогда не скрывал своих корней. В Петрограде из любви к бедным своим землякам он утверждает Костромское благотворительное общество и в последние годы жизни становится его председателем. Даже организует хор костромичей.

А в родной Чухломе братья Парфеновы построили приют для детей-сирот, помнили они свое детство без отца. В крупный благотворительный комплекс, построенный в 1903 – 1905 годах, вошли главный корпус, южный корпус и две постройки, предназначенные для размещения персонала. Когда братья приезжали на родину, приютские всегда готовили им встречу – читали стихи, подносили поделки.

Не оставили без внимания и Александровскую богадельню для призрения престарелых, открытую в августе 1889 года. В 1892 году на средства братьев на втором этаже богадельни устроили домовую церковь, украсив центры уличных фасадов крупными иконами арочной формы. Двухъярусную деревянную звонницу поставили слева от дома по красной линии улицы. В 1998 году по другую сторону от звонницы появился двухэтажный полукаменный флигель. В годы Первой мировой войны в богадельне устроили лазарет!

В Петрограде Дмитрий Лаврентьевич покупает большой каменный дом, обставляет его мебелью, обеспечивает имуществом и дарит богадельне и приюту.

Но на общественную деятельность судьба отпустила ему всего три года. В начале лета 1915 года Дмитрий Парфенов выезжает на позиции в действующую армию. И он удивляется, что солдаты совершенно спокойны: читают газеты, чинят свои вещи, зашивают гимнастерки, стоят кружком и смеются. Парфенов ходит между ними и вступает в разговоры. Его умиляло настроение людей, готовых умереть за Родину, оно было таково, как будто они сидят у себя в деревне на завалинке. Возвращаясь с позиций, он все время говорил: «...мы многим обязаны нашему великому народу, мы обязаны, не покладая рук и не жалея средств работать для него, для улучшения его быта, для поддержания и укрепления его веры, для просвещения и отрезвления его».

Духовная память.

Осенью 1915 года врачи посоветовали Дмитрию Лаврентьевичу съездить на юг и подлечиться. Отдыхая в Гурзуфе, Дмитрий Лаврентьевич чувствовал себя хорошо, но однажды, приняв холодную ванну в жаркий день, простудился. На следующий день поднялась температура, начались осложнения...

Дмитрий Лаврентьевич Парфенов находился в полном сознании и понимал, что положение очень серьезное, после всенощной его помазали елеем. Через день священник Гурзуфской церкви исповедал больного и приобщил Св. Христовых Тайн. 3 октября Дмитрий Лаврентьевич на глазах супруги и дочери мирно отошел ко Господу.

Его хоронил почти весь Санкт-Петербург. Как только было получено скорбное сообщение о кончине Д.Л. Парфенова, газеты запестрели траурными объявлениями о панихидах. Так, газета «Новое время» информировала, что в Троицкой церкви на Стремянной ежедневно совершаются панихиды. 5 октября служили панихиду в Пантелеимоновской церкви, в которой брат покойного Федор Лаврентьевич был старостой. В тот же день Торговый Дом «Елисеев, Почкин и Ко» «приглашал на панихиду в 4 часа дня в помещение конторы Торгового Дома, Забалканский, 4». 6 октября Правление и Совет Петроградского Общества взаимного кредита приглашало на панихиду по глубокоуважаемому председателю Совета Д.Л. Парфенову, бывшему в числе учредителей Общества, состоявшему председателем Совета в течение десяти лет.

8 октября, в четверг, в Казанском соборе заказали панихиду для своего благодетеля иждивенцы богадельни и посетители бесплатной столовой и в тот же день в церкви при Богадельне, Каменноостровский пр., дом 66.

Поистине это была народная скорбь. 10 октября тело усопшего торжественно встречали на Николаевском вокзале преосвященный Вениамин и многочисленное духовенство. Гроб сразу же был перевезен в Троицкую церковь на Стремянной. На следующий день 11 октября, в воскресенье, девятый день после смерти усопшего, стал днем непрестанной молитвы. После литургии панихиду совершил Высокопреосвященный Митрополит Владимир. Вечером того же дня началось служение великой панихиды, совершенной митрополитом Вениамином в сослужении членов Совета, священников церквей Общества и многочисленного духовенства. Перед отпеванием произнес слово протоиерей. П.Н. Лахостский, духовный отец покойного. Он обрисовал исключительно редкую личность Д.Л. Парфенова. К отпеванию в храм прибыл преосвященнейший Анастасий, ректор Духовной академии, епископ Геннадий и Высокопреосвященнейший митрополит Вениамин, который в сослужении с многочисленным духовенством совершил отпевание. В последнем слове протоиерей. Философ Орнатский охарактеризовал покойного как выдающегося церковно-общественного деятеля.

В апреле 1918 г., на третий день Пасхи, Елисавету Феодоровну арестовали и немедленно вывезли из Москвы в Пермь.

Конец был близок. Матушка-настоятельница готовилась к этому исходу, посвящая все время молитве.

Глубокой ночью 5 (18) июля 1918 г., в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, великую княгиню Елисавету Феодоровну вместе с другими членами императорского дома бросили в шахту старого рудника, куда она уходила с молитвой, дарованной Распятым на Кресте Спасителем мира: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают»

Останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее верной келейницы Варвары в 1921 году были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Увидев эту красоту и благодать в 1888 году, великая княгиня сказала: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Тогда она не знала, что произнесла пророчество, которому суждено было исполниться.

Так, с разницей в три года, ушли из жизни два великих человека – принцесса Елисавета и крестьянский сын Дмитрий Парфенов. И хотя мною не найдено документов, по которым можно было бы определить, знали ли они о существовании друг друга, их обоих объединяла одна мысль: «Вера в Бога непременно влечет за собой и веру в торжество правды».


Приложение




Вознесенская церковь. Фото Г.И.Лебедева, 1939 г. Чухломский краеведческий музей им. А.Ф.Писемского.




Церковь Михаила Архангела. Фото нач. XX в. Фотография любезно предоставлена Т.Н. Байковой.





Свято-Исидоровская русско-эстонская церковь.
Фото 1910-х гг.



С.-Петербург. Свято-Троицкий храм Общества на углу Стремянной и Николаевской улиц. Слева от храма – дом Д.Л. Парфенова (Николаевская ул. 7), не сохранился, снесен в 1960-х гг. одновременно с храмом.



Богадельня г.Чухлома




Приют Дмитрия и Федора Парфеновых. Главный корпус г. Чухлома


Св. прав. Иоанн Кронштадтский


Члены «Общества религиозно-нравственного просвещения»
и братчики-трезвенники возле строящегося храма
Воскресения Христова у Варшавского вокзала. 1912 г.


Приют Дмитрия и Федора Парфеновых. Южный корпус. г. Чухлома




Надгробный памятник Д. Л. Парфенову на Никольском кладбище Александро-Невской лавры

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Разместите кнопку на своём сайте:
cat.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©cat.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
cat.convdocs.org
Главная страница