Рассказ Сиамских Близнецов Рассказ Смирного рыболова Рассказ Блудной Жертвы Рассказ Алтайского Странника не веришь прими за сказку, или прогулки с фимой по зоне любезный друг читатель, уверяем тебя: такой книги о российских «зонах»


НазваниеРассказ Сиамских Близнецов Рассказ Смирного рыболова Рассказ Блудной Жертвы Рассказ Алтайского Странника не веришь прими за сказку, или прогулки с фимой по зоне любезный друг читатель, уверяем тебя: такой книги о российских «зонах»
страница4/13
Дата19.03.2013
Размер1.13 Mb.
ТипРассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


Текст сочинил Миша, долго припоминая документальные штрихи своей богатой криминальной биографии - «сим удостоверяем», «сообщаем вам», «спешим уведомить» и «доводим до вашего сведения». Получилось убедительно, особенно фраза о том, что «согласно Правилам внутреннего распорядка, тело не может быть выдано родственникам и будет захоронено безымянно».


- Добавь, что после Лопаты не осталось личных вещей, — посоветовал штукатур Арменчик. — A то за личными вещами они могут за сто вёрст припереться.


Про личные вещи Миша тут же добавил. Но самое главное фотограф приготовил напоследок.


- Маманю надо пожалеть, - сказал сердобольный Миша. — Мать для жулика - это святое. Оставим старушке память о беспутном шалопае. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать...


Ашкенази решил, что надо послать за Уральский хребет фотографию с похорон Андрюхи. Для наглядности. Причём на фотке должны быть запечатлены не только какие-то голимые арестанты, но и высокое начальство.


Ты что, «хозяина» позовёшь или «кума»? — съязвил Лёня Шуршавый. — А гроб на «столярке» закажешь?


- Лёня, не дрочите на природу, — ласково посоветовал Миша. — Гробик симпатичный я присмотрел, когда позавчера щёлкал на промзоне ударное возведение третьего цеха. Там есть шикарное корыто, в котором замешивают раствор. Ну, красный пролетарский кумач мы займём на время у «козлов»28 (у меня есть коны29). А вот с офицерским составом сложнее. Нужна форма, а её, конечно, у ментов не займёшь...


- Почему не займёшь? — хлопнул себя по лбу Арменчик. — У нас инженер, капитан, всё время в своём кабинете на «промке» форму держит. Приходит в зону — переодевается, уходит — опять переодевается. «Хозяин» его за это уже несколько раз гонял, но тому всё по фигу.


— Ты у нас домушник30, тебе и фомка31 в руки, — удовлетворённо подытожил Миша.


И вскоре вся компания собралась в помещении строящегося цеха: зашуганный, дрожащий Арменчик с фуражкой и рубашкой раззявы-капитана, Миша с кумачом и фотоаппаратом, Лопата с видом умирающего лебедя и Лёня Шуршавый - просто в качестве статиста. Корыто с засохшим раствором взгромоздили на козлы, сверху это сооружение покрыли красной скатертью — и в импровизированный гроб забрался Лопата.


- Скатёрку как-нибудь подоткните!- режиссировал возбуждённый фотограф. - Придайте контуры! A то получается чёрт-те что. Ну, не прочитывается гроб, не прочитывается!


- Хуль его читать?! — зарычал раздражённо Лопата. — Это ж гроб, а не «Мурзилка»! Щёлкай скорее, а то козлы подо мной трещат!


— Куда щёлкать? Арменчик ещё форму не напялил! A где штаны, Арменчик?


— Какие штаны, слушай? Тут пока фуражку нёс, чуть в свои штаны не наложил! Представляешь, что было бы, если б хлопнули с этим бутором32! Ништяк, и так проканает. Мама пожилая, как-нибудь схавает.


— Да-а, видуха... Гусар, ебёна мать! Сховайся за козлы, чтоб тебя по пояс не видно было!


— Из-за козлов от меня только фуражка высовывается...


- Лады, стань с краю, как-нибудь скатёркой прикройся. Лопата, шо ты разлёгся в корыте, как папа в винограднике? Мослы из гроба на метр торчат!


- A куда мне их деть? Отрубить, что ли?


— Может, Арменчика в корыто положим, а Лопату сделаем мусором? - предложил Лёня.


— Идиот! На хрен Андрюхиной мамане вместо её сына сын армянского народа? Совсем ты, что ли, перегрелся?


В конце концов скрюченного Лопату удалось с горем пополам затолкать в корыто - с подогнутыми коленями, Арменчик притулился сбоку с видом спившегося есаула, Лёня Шуршавый изобразил скорбящие массы — и Миша Ашкенази запечатлел на плёнке историческое положение во гроб.


Потом эта икона, увеличенная и обрамлённая в шикарную рамку, долго висела в кабинете майора Ширко, скрашивая временами тяготы его опасного рейда по минным полям нашей жизни...


1 Чалиться - отбывать срок наказания.

2 Бомбануть - обокрасть.

3 В блудную вляпаться (попасть) - оказаться в двусмысленном положении, в сомнительной ситуации, попасть впросак.

4 Квиток — лицевой счёт осуждённого, куда после обязательных отчислений — на содержание, погашение иска, выплату алиментов и пр. - перечисляется оставшаяся часть зарплаты.

5 Майданник - поездной вор, совершающий кражи в пассажирских и товарных поездах (прежде тех, кто «чистил» товарняки, называли краснушниками).

6 Лоховатый — простодушный, доверчивый.

7 Шпилить - играть (от немецк. spielen в том же значении).

8 Бабай - азиат; также - старик.

9 Фишку гонять - играть в нарды.

10 Шеш-беш - другое название игры в нарды (тюркск. «шеш-беш» значит удачную комбинацию цифр на кубиках — «шесть-пять»).

11 Зарики - два кубика для игры в нарды.

12 Катран - место в бараке для азартных игр.

13 Казачить - грабить, нагло отбирать что-либо.

14 Чурка - житель Средней Азии.

15 Понт - здесь: обман, инсценировка.

16 Жмурик - труп.

17 Амором — быстро (из немецк. через местечковый идиш, где Amor - амур, бог любви с крылышками).

18 Кисляк смандячить - сделать кислое выражение лица, печальную физиономию.

19 Кумовья - работники оперативно-режимного аппарата мест лишения свободы; хлопнуть общак - изъять тайную общую кассу уголовно-арестантского сообщества. Общак хранится по частям в разных местах - так надёжнее.

20 Выкупить - разоблачить.

21 Макли - тёмные дела.

22 ПКТ - помещение камерного типа в колонии; за грубое нарушение режима арестанта могут водворить сюда на срок до полугода.

23 ШИЗО - помещение штрафного изолятора в колонии; сюда водворяют за незначительные нарушения на срок до пятнадцати суток.

24 Надеть бирку на ногу - констатировать смерть. Умершему арестанту надевается на ногу бирка с именем и фамилией.

25 Дубарь - здесь: труп; дать дубаря - умереть. Чаще - на северном жаргоне; на Юге так говорят редко. Здесь слово «дубарь» чаще используется в устойчивом обороте «давать дубаря» - мёрзнуть.

26 Ёханый бабай — искажённ. татарск. ругательство «ё ханэ бабай» (конец тебе, дедушка). Распространено в уголовно-арестантской и простонародной среде.

27 Чернушник - осуждённый, умеющий прекрасно делать всевозможные поделки и сувениры («чернуху») и этим зарабатывающий себе в зоне на жизнь.

28 Козёл - активист из числа осуждённых, помогающий администрации колонии в поддержании порядка и проведении культурно-массовой работы.

29 Коны - связи.

30 Домушник - квартирный вор.

31 Фомка, фома фомич, фомич - специальный ломик для взлома дверей.

32 Бутор - барахло, тряпки.


ЗАВТРАК ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА


ЛАГЕРЬ В ПОСЁЛКЕ БОРОВОЕ Кемеровской области. Сюда после пятилетней отсидки на «крытой» (в тюрьме) пришёл новый «пассажир» — зэк с «пятнашкой на ушах»1 Володя Мальвинский. За плечами у Володи - уже несколько сроков. Наверное, он сам не знает, где больше пробыл - на воле или по «зонам». Во всяком случае, о жизни на свободе он имеет довольно смутное представление.


Как-то, вмешавшись в спор арестантов о «высших материях», Володя гневно хлопнул ладонью по столу:


- Да разве кто из этих гадов, что, в Кремле засели, думает о простых арестантах?! Они там, твари, каждый день горох с салом жрут! А мы тут брюквой красноармейской давимся...


(Рассказал этот случай Володя Лужков, битый каторжанин).


1 «Пятнашка на ушах» - пятнадцать лет лишения свободы.


РЫБКА ПЛАВАЕТ ПО ДНУ...


СМЯГЧЕНИЕ РЕЖИМА В МЕСTAX ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ даёт о себе знать. Один из штрихов — появление в жилых секциях отрядов «живых уголков»: клеток с птицами, хомяками, аквариумов. Впору бы умилиться, наблюдая, как рука, которая прежде воровала и грабила, ласкает пташек и сыплет корм рыбкам...


Отрядная комната отдыха. Несколько «сидельцев» торчат перед телевизором и лениво комментируют по ходу дела очередную серию аргентинского сериала. Другая компашка скучковалась вокруг доски с нардами, на которой развернулась баталия между двумя старыми соперниками. Один, разгорячившись, даже скинул «ветряк» (линялую майку) и обнажил впалую грудь с чахлым орлом, поблекшим и скукоженным.


Возле огромного аквариума с яркими хищными рыбками тихо прибалдел Саня Пузырь. Пузырь долговяз, тощ и сутул, вроде фонарного столба, в народе именуемого «коброй». Кличут его Пузырём по фамилии — Пузырёв. Ну, и для хохмы, конечно.


Занят Саня странным делом. Бремя от времени подливает в аквариум воды из пол-литровой банки, а затем с огромным интересом наблюдает за обитателями потустороннего мира. Снова подливает — и опять наблюдает. Эта процедура длится уже более получаса.


В комнату заходит отрядный активист Валера Ломакин. Окидывает сонным взором мирную картину арестантских посиделок, до уныния знакомую и порядком осточертевшую. Внимание его привлекает таинственное шаманство Пузыря.


— Ты чего льёшь? — любопытствует Ломакин, подойдя к Сане. — Пакость какую-нибудь? Гляди, сдохнут рыбки - мы тебя в этом же аквариуме утопим. Ну, что это — денатурат?


— Да ты гонишь1! — возмущается Пузырь. — Стал бы я на этих тварей переводить благородное пойло! Секи2 сюда, — суёт он под нос Валере заветную банку. — Видал: гуппики там плещутся. Я их помаленьку этим зверям скармливаю, — тыкает Пузырь пальцем в хищных обитателей аквариума. - Прикинь, какой там кипиш! Какие они разборки строят из-за этих овец3 голимых! От гуппиков одни клочья летят — нет, ты секи, секи!


За стеклом действительно происходит мамаево побоище. Рыбы летят друг на друга, сталкиваются, пикируют в водоросли и ракушечные развалины, где пытаются скрыться их затравленные жертвы.


- Прямо как в Древнем Риме! - с восторгом смакует Пузырь. — Рабы на арене со львами! Щас мы им ещё гладиаторов подкинем...


Постепенно вокруг аквариума собирается толпа зевак. Зрелище для них новое и чрезвычайно занимательное:


— Молоток, Саня, до чего дотумкал!


- Гля, чё творят, пестрожопые! Хавай её, падлюку, ну! Хайло, хайло пошире раззявь!


Валера Ломакин под шум волны отбирает у Пузыря банку с рыбками.


- Урод ты, Пузырь, — говорит Валера Ломакин. - Дятел4 конченый. Тебя бы, рожу поносную, за жопу — и в Древний Рим. Чтобы какой-нибудь дядя лёва тебе яйца отгрыз. Ничему тебя жизнь не научила. Хуль ты после этого обижаешься, что тебя в ростовском вокзале5 мусора ногами буцкали, как бабай6 ишака? Ты думаешь, ты кто? Вот такой же гуппик задроченный. Ещё раз за этими делами увижу - сам нырнёшь в кадушку7.


Поворот событий для публики неожиданный. На несколько мгновений воцаряется тишина. Но тут же на активиста обрушивается словесный шквал:


— Да что это такое, мужики! Ну беспредел же, козлы8 вконец оборзели! Человек рыбок решил покормить — его в шизняк гасят9!


- Лохматый10, ты в курсе, что на дворе осень? С крыш кирпичи облетают...


— Ты, валет11 беспонтовый12, у тебя что, из башки масло вытекло?! Они ж хищные, чем же их ещё кормить?


Ломакин пытается возразить, что для такого случая существует рыбий корм, вон в баночке стоит...


- Сам жри из этой баночки! Небось мясца любишь захавать, колбаской приколоться. A рыба что, дурнее тебя?


— Хорошо, что такие долбари законы не составляют! А то бы весь мясокомбинат за колючку пересажали...


Последняя фраза спасает Валеру от надвигающегося суда Линча. Потому что кто-то из задних рядов резонно замечает, что законы составляют не меньшие долбари, чем активист Ломакин. А «пассажир»13 с чахлым орлом на груди (засадивший14 в нарды половину намедни полученной посылки) зло добавляет, что лично он с удовольствием пересажал бы всех мясников, поскольку они - зажравшиеся тупорылые «быки»15.


- Ах ты, хархотина16! - взрывается красномордый амбал с погонялом Помидор (он по воле как раз мясник и залетел на зону за хищения). - Я тебя самого на говядину разделаю! Только никто жрать не станет, потому что ты насквозь ссаками провонял...


— Братва! — возмущённо визжит обладатель орла. — Вы все слышали?! Животное, ты мне за базар ответишь! А ну подходите все, нюхайте, от кого ссаками воняет!


Пока народ обнюхивает визгуна, Володя Ломакин, не дожидаясь развития событий, плетётся из комнаты отдыха во двор отряда. По пути зайдя на «дальняк»17, выплёскивает остатки воды с гуппиками в сортирное очко:


- Плавайте, суки. Надо ж было из-за этой пакости попасть в такую непонятку18...


1 Гнать - в данном контексте: говорить чушь, ерунду.

2 Сечь — смотреть, наблюдать.

3 Овца - беспомощное существо; Сане и в голову не приходит, что между овцой и рыбкой есть какое-то различие: он же определяет характер, манеру поведения рыбёшки, предназначенной в жертву хищникам.

4 Дятел — дурак.

5 Вокзал - огромное помещение в следственном изоляторе или тюрьме, куда арестантов выгружают прямо из автозака. Здесь их выстраивают, делают поверку, распределяют по «отстойникам».

6 Бабай - азиат.

7 Кадушка - штрафной изолятор в колонии; провинившихся осуждённых водворяют в ШИЗО на срок до 15 суток.

8 Козёл — помощник администрации из числа арестантов, член самодеятельной организации осуждённых.

9 Гасить в шизняк — водворять в штрафной изолятор.

10 Лохматый, лохмач - то же, что козёл: активист из осуждённых.

11 Валет - ненормальный человек.

12 Беспонтовый - человек, от которого нет никакого толку, пользы.

13 Пассажир — осуждённый.

14 Засадить что кому — проиграть.

15 Бык - здесь: здоровый, но недалёкий человек.

16 Харкотина - слизь от плевка.

17 Дальняк – здесь: туалет.

18 Непонятка – неясные, непонятные, до конца не выясненные обстоятельства; попасть в непонятку – вмешаться в дело, до конца не разобравшись в нём.


ВОРОБУШЕК


И ВСЁ-ТАКИ ЧТО-ТО ПРОИСХОДИТ НА ЗОНЕ в суровых, зачерствелых зэковских сердцах. Здесь у многих пробуждается чувство сострадания и какой-то особенной нежности к братьям нашим меньшим - кошкам, попугаям, рыбкам... Может быть, потому, что в них арестант видит существа ещё более незащищённые, чем он сам, чувствует родственную душу, которую он может обогреть и приласкать.


...Под асфальтовым покрытием недалеко от третьего отряда проходила труба с горячей водой. Даже в самый суровый мороз узкая (шириной не более метра) полоска асфальта над трубопроводом всегда оставалась сухой и тёплой. Потому и облюбовала это место зимою стайка воробьёв. Собьются в стужу тесной кучкой на пятачке - и греются. Тут же, неподалёку от зимовки, и кормёжка: мусорный бак с отходами.


Однажды, в двадцатиградусный мороз, воробьиная компания тасовалась и щебетала на своём привычном месте. А третий отряд в это время топал недружным строем из столовой. Завидев приближающихся людей, стайка пернатых, пригревшихся на узкой полосе, вспорхнула и разлетелась в разные стороны. Да вот только один воробьишко так и не поднялся: то ли болен был, то ли промёрз до своих мелких костей и не в силах был оторваться от тёплого местечка. Вжав серую головёнку в тощие птичьи плечи, он жалко и испуганно чирикал, ожидая неминуемой гибели под громадными ногами надвигающейся массы арестантов.


Отряд неумолимо приближался, громыхая тяжёлыми ботинками по асфальту. И вдруг кто-то в первой пятёрке заметил бедную птаху!


— Братва, смотрите под ноги! - прогремел над рядами предупредительный окрик. — Не раздавите воробья!


Перед самым воробьишкиным клювом, как волна перед носом корабля, арестантский строй разделился и, обогнув с двух сторон пятачок, вновь слился за пернатой спиной нахохлившегося создания в серую грохочущую подошвами массу.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Разместите кнопку на своём сайте:
cat.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©cat.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
cat.convdocs.org
Главная страница